tvrjert

Categories:

О применимости теории игр к реальной жизни.

Тут появилась тенденция оправдывать текущий воровской капитализм теорией игр.

В стиле — не не мы такие, а жизнь такая, и если украду не я, то украдет мой конкурент.

При этом ссылаются на равновесие Нэша для системы воровства — если все воруют, то и я должен воровать не меньше, чтобы остаться в обойме.

Т.е. предположим, что в возможной группе стратегий воровство допустимо. Вор получает наивысшую прибыль относительно всех других стратегий. Соотв. воровское государство является вершиной эволюции.

Естественно это является грубой манипуляцией в стиле социал-дарвинизма, для оправдания поведения людоедов.

Рассмотрим, что здесь не так.

Стандартная теория игр описывает систему без памяти, когда на каждом раунде игры выигрыш от применения стратегии неизменен. При этом оптимизируется средний результат, при множестве неизменных по своей сути раундов игры.

В реальности, все имеющиеся социальные системы это системы с памятью. Т.к. все участники игры находятся в единой социальной системе — их действия неизменно влияют на состояние данной системы, что в свою очередь влияет на эффективность применяемых стратегий в следующем раунде.

Попробуем формализовать данное правило. Предположим в каждом раунде игры разыгрывается выигрыш G, который не постоянен, а зависит от выбранных стратегий игроков в предыдущем раунде. Соотв. у каждой стратегии кроме выигрыша для игрока — есть еще параметр влияющий на распределяемый выигрыш. Стратегия может, как увеличивать распределяемый в следующем раунде выигрыш, так и уменьшать его.

Соотв. распределяемый выигрыш следующего раунда будет G1=G+ SUM(1-n)(dS(i)). Где n  число игроков, а dS(i) — изменение общего выигрыша вызванного действием игрока i.

Если G1=G. Получаем классическую теорию игр. Применительно к жизни это означает, что любое действие игрока не влияет на размер его выигрыша в будущем.

В реальности такое состояние не достижимо, и система может существовать в режиме либо с убывающей общей суммой выигрыша, либо с возрастающей.

При этом — предположим наибольший выигрыш в раунде приносит воровство, т.е. действие дающее сильно отрицательное dS. Если все участники игры, руководствуясь ложно понятой теорией игр, выбирают воровство, то G от раунда к раунду начинает уменьшаться, пока не станет равным нулю. После чего игра закончится. В реальном мире это означает гибель всех участников игры. Т.е. локально выигрышная стратегия всех участников в реальном мире приводит к их гибели.

Пример из жизни — если есть завод, то самым выгодным действием для паразита — будет этот завод разорить, украв все оборотные средства и распродав оборудование на металлолом. Однако  общество при этом станет беднее на один завод, что уменьшит возможности украсть что-либо еще в будущем. Когда все заводы будут уничтожены, паразиты сделавшие это умрут с голоду.

Альтернативная стратегия позволяет получить меньшую прибыль на каждом раунде игры, но поддерживает G в положительной зоне. В таком случае прибыль каждого игрока от каждого раунда будет меньше, но она будет неизменно возрастать с каждым шагом игры.

Понятно, что эволюционно выживают исключительно общества увеличивающие свое суммарное благосостояние на каждом шаге.

Т.к. в каждой реальной системе возникает проблема неприемлемых для ее выживания стратегий — принимаются механизмы, запрещающие поведение игроков, приводящие к уменьшению общего G.

Т.е. пресловутые законы, карательный аппарат и т.д. Но все это базируется исключительно на понимании игроками возможности общей выгоды и общего проигрыша, что выражается в добровольное ограничение типов применяемых для выигрыша стратегий. 

Теперь посмотрим откуда взялись нынешние представители элиты РФ.

В условиях CCCР, выигрыш от стратегий уменьшающих G, была максимально возможной — все вокруг народное, все вокруг мое. При этом группа воров была маргинальной, т.е. их действия изменяли G в достаточно малой степени, чтобы такое изменение можно было игнорировать. В результате естественной конкуренции в этой группе получали преимущество самые «отмороженные» особи, для которых любое ограничение стратегий являлось пустым звуком.

Когда воры стали властью и масштаб воровства стал определяющим по отношению к G  — игра перешла в область отрицательной суммы. Т.е. созидательные силы общества производят в сумме своих стратегий меньшую прибавку к G, чем воры разворовывают, уменьшая G. В такой ситуации любая стратегия приводит к окончательному проигрышу через некоторое время, если воры, ставшие властью, не смогут изменить правила игры, запретив воровство (прежде всего для самих себя). Но т.к. этот контингент отбирался на предыдущих этапах по критериям крайней формы психопатии и ограниченности мышления, а возможный набор их стратегий ограничен максимизацией мгновенной прибыли, то общество в котором воры стали властью обречено. При этом теория игр, адекватная сложившейся ситуации — прекрасно это описывает, показывая, что их текущее поведение заведомо проигрышное.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic